Фонды, клиники, центры поддержки, в которых помогут пережить потерю ребенка

Фонд «Свет в руках»

Ленинградское ш., 13 www.lightinhands.ru

Первый в России благотворительный фонд, главная цель которого – снижение количества перинатальных потерь и всесторонняя поддержка семей после перенесенной утраты. «Свет в руках» симв­олично появился через девять месяцев после того, как его создательница Александра Краус в родах потеряла малыша. Каждый год «Свет в руках» проводит по всей стране акцию «Росток памяти» – семьи сажают деревья в память об ушедших детях. «Когда ты ожидаешь жизнь, а сталкиваешься со смертью, очень многое рушится, – объясняет Александра. – Горе отнимает силы. Наше общество не знает, как с ним обращаться. Когда умирает ребенок, который еще не родился или успел побыть только в роддоме, – этого ребенка как будто и не было. И родители будто бы не имеют права горевать. Задача фонда «Свет в руках» – помочь людям осознать, что с ними происходит. И разрешить себе быть счастливыми в новых условиях». В фонде работают не только психологи, но и юристы – часто у мам возникают «неудобные» вопросы: можно ли уйти в декрет после потери беременности на большом сроке или, скажем, получить материнский капитал.

Служба поддержки «Ясное утро»

Электродная, 11, стр. 1 www.yasnoeutro.ru

Изначально «Ясное утро» организовали, чтобы помогать онкобольным и их родственникам. Но на круглосуточную горячую линию может позвонить человек с любым горем. Психолог выслушает, окажет первичную поддержку и при необходимости направит на индивидуальную консультацию или групповую терапию (все это бесплатно). Групповые встречи проходят еженедельно. «Мы готовы помочь любому человеку в кризисном состоянии, – говорит директор службы Ольга Гольдман. – В зависимости от того, на какой стадии проживания горя он находится, мы порекомендуем конкретные шаги. Например, в острой фазе шока групповая терапия не подходит, пациенту нужно побольше индивидуальной поддержки». Многие мужчины, столкнувшиеся с потерей нерожденного ребенка, не готовы говорить об этом вслух, но хотели бы переписываться с психологом в чате или по имейлу – такая опция в «Ясном утре» тоже есть.

Благотворительный фонд «Подари солнечный свет»

Наб. академика Туполева, 15 www.sunlightfond.ru

Артем, младший сын основательницы фонда Саниям Коваль, родился на сроке двадцать шесть недель и весил девятьсот восемьдесят граммов. Врачи не стали его регистрировать: не знали, выживет ли. Сегодня Артем говорит на двух языках, играет в шахматы, выступает с концертами. А Саниям взяла на себя миссию помогать недоношенным малышам и их мамам. В фонде можно получить психологическую поддержку, узнать все о правильной реабилитации ребенка (ее нужно начинать как можно раньше), принять участие в группах родительской взаимопомощи. Мам, переживших потерю, привлекают к волонтерской деятельности – от вязания носочков для малышей в реанимации до проведения мастер-классов. Как показывает практика, это помогает справиться с горем. «Когда родился сын, моими первыми словами мужу были «Прости, что я не доносила твоего ребенка», – вспоминает Саниям Коваль. – Все женщины, потерявшие детей или родившие раньше срока, потом живут с огромным чувством вины. Но это происходит по не зависящим от них причинам. Нужно отгоревать, перестать себя казнить и жить дальше».

Благотворительный фонд «Право на чудо»

Суворовская, 12 www.pravonachudo.ru

«К перинатальным потерям в российском обществе относятся так же, как к инвалидам: делают вид, что их просто нет, – считает основательница фонда Наталья Зоткина. – Нашей женщине, у которой кони скачут и избы горят, вообще нельзя признаться в том, что ей плохо». Сама Наталья десять лет назад родила двойню. Мальчик умер, девочка после долгой борьбы справилась. В фонде Зоткиной работает горячая линия психологической поддержки, онлайн-школа для родителей недоношенных детей, есть чаты взаимопомощи. Наталья обучает равных консультантов – мам, переживших горе и готовых заниматься волонтерством.

Марина Алексеевна Чижова

Перинатальный психолог, проректор Московского института перинатальной и репродуктивной психологии www.marinachizhova.ru

Оказывает поддержку при самых тяжелых перинатальных потерях, работать с которыми отказываются многие специалисты. При необходимости – направляет к психологам, которых обучила по авторской программе. Чижова уверена: каждый должен получить именно ту помощь, которую хочет: одним нужны очные встречи, другим – разговоры по телефону, третьим достаточно просто переписки в мессенджере. «Первая и главная потребность женщины – не разрушиться, остаться в здравом уме и трезвой памяти, – говорит Марина Алексеевна. – Задача окружения и психотерапевтов – полностью удовлетворить ее индивидуальные потребности. Кто-то хочет побыть в одиночестве, кто-то – окружить себя людьми. Главная ошибка, которую совершают родственники и нередко специалисты, – предлагать механизмы, которые успокаивают их самих. Например, фраза «не плачь, еще родишь» – это торг чистой воды». Столь же важно учитывать, какова картина мира у конкретной женщины, а вот то, на каком сроке беременности произошла потеря, куда менее важно. «Потеря беременности в пять недель может восприниматься так же болезнен ­ но, как на поздних сроках, это совершенно нормально», – напоминает специалист.

Татьяна Александровна Духина

Акушер-гинеколог клиники «К+31», к.м.н., специалист по бесплодию

Лобачевского, 42, стр. 4 www.k31.ru

После потери маму нужно максимально окружить заботой, убеждена Духина. К врачам это тоже относится: нужно обнять пациентку, поплакать вместе, заварить чай. А потом, когда женщина будет готова, вместе составить план действий: как жить, обследоваться, планировать следующую беременность. По мнению Татьяны Александровны, именно четкий список дел помогает пациентке собраться и найти в себе силы идти вперед. «Когда беременность прерывается, особенно не в первый раз, доктор тоже испытывает страх и отчаяние, – комментирует Духина. – Но мы продолжаем работать. Большинство моих пациенток стали мамами здоровых малышей». Она напоминает: значительную часть проблем, из-за которых беременность прерывается на поздних сроках, можно обнаружить в самом начале или еще до зачатия. Именно поэтому так важна расширенная диагностика, особенно если потери уже есть в анамнезе. Скоро в клинике «К+31» откроется родильное отделение, в котором Духина хочет внедрять западные практики проживания утраты: давать семьям попрощаться с малышом, подержать его на руках, при желании устроить фотосессию.

Елена Юрьевна Печникова

Специалист по невынашиванию беременности, основательница клиники «Семья плюс»

Дубосековская, 7 www.semiaplus.ru

Елена Юрьевна придерживается интегративного подхода к невынашиванию беременности: сочетание психологической помощи, медицины и поддерживающих методик вроде физиотерапии и биорезонансной диагностики. «Мы внимательно собираем анамнез, шире, чем в государственной медицине и иногда чем даже в частной, – говорит доктор. – Обязательно действуем совместно с психологом. Потери оставляют психосоматический шлейф – чтобы двигаться дальше, нужно избавиться от последствий травмы». Печникова напоминает: нужно дать себе время отгоревать и восстановиться. Если вступить в новую беременность в острой фазе стресса, гормональный баланс снова нарушится. После наступления новой беременности перинатальный психолог продолжает работать с будущей мамой, чтобы минимизировать уровень тревоги. «Я каждой пациентке объясняю, что она не одна отправляется в трудный путь за малышом, – рассказывает Елена Юрьевна. – Эту задачу мы будем решать в командном зачете. Очень важно уже на первом приеме показать отчаявшейся женщине свет в конце тоннеля».

Марина Евгеньевна Ланцбург

Перинатальный психолог, основательница Центра перинатальной психологии и психологии родительства

Раушская наб., 4/5, стр. 1 www.psymama.ru

По мнению Ланцбург, общество должно понимать, какие стадии горя проходит женщина, столкнувшаяся с утратой, и как нужно ее поддерживать на каждой из них. Первая задача – принять факт потери. Если мама приготовила малышу приданое, она должна распорядиться им сама. Говорить фразы вроде «ты молодая, родишь еще» категорически нельзя. Следующая стадия – поиск причин. Близкие должны объяснить женщине, что ее вины в случившемся нет. Нельзя запрещать женщине проявлять чувства и проживать горе с гневом и слезами. «Каждой нужно нащупать свой путь работы с горем, – объясняет Ланцбург. – Прогулки на природе, арт-терапия, музыка. Многим клиентам я предлагаю устроить символические похороны или посадить дерево в память о малыше». Одна из самых тяжелых ситуаций – смерть одного ребенка из двойни. «Можно одновременно испытывать горе по ушедшему и радость по живому малышу, – говорит Марина Евгеньевна. – И не надо слушать тех, кто запрещает вам плакать под предлогом того, что «молоко пропадет».

Источник:

https://www.tatler.ru/story/fondy-kliniki-centry-podderzhki-v-kotoryh-pomogut-perezhit-poteryu-rebenka

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Previous post «Как же мы всё успевали без памперсов»?
Next post Ученые доказали, что беременность заразительна
Close